Понедельник, 18 мая 2020 09:42

Михаил Мишустин: история миллиардера на государственной службе Избранное

Мишустин. Эта фамилия резко ворвалась в эфиры телеканалов и новостных СМИ. Внезапная смена привычного всем Димона на хрен знает кого, вызвала оживленные споры и интерес у аудитории. За действующим премьером, как оказалось, водятся скелеты в шкафу, в этом разобрались журналисты портала Устав ГРУПП.

 

Засекреченные миллиарды премьера Мишустина

 

Здесь «Российская Федерация». И там «Российская Федерация». И вот опять «Российская Федерация». Нет, это я не тычу в карту мира, постоянно попадая в 1/7 часть суши. Просто перебираю документы на элитную недвижимость семьи нового премьер-министра России.

Его назначили всего 12 дней назад, но и за это время вышло довольно много журналистских расследований об объектах, принадлежащих Мишустиным, да только вот незадача — во всех выписках теперь стоит не «Мишустин», а «Российская Федерация».

Поэтому, во-первых, нельзя со 100% уверенностью утверждать, что это принадлежит семье премьера.

А во-вторых — сложно сделать самое главное: проследить структуру прав собственности и её переходы. То есть, грубо говоря, проследить, кто кому что продал, и назвать участников коррупционных цепочек.

К счастью, у вас есть (именно у вас, ведь вы же нас содержите) Фонд борьбы с коррупцией http://fib.name, где люди работают совсем не наивные. Мы никогда не считали Мишустина «эффективным министром», а всегда знали, кто он есть, — коррупционер. Поэтому мы с 2015 года тщательно собирали все эти выписочки и сейчас с удовольствием расскажем вам о том, что в собственности семьи Мишустина недвижимости почти на 3 миллиарда рублей. Что дарил эту собственность «бизнесмен», занимавшийся мошенническими схемами с возвратом НДС.

Какие красивые номера на автомобиле сестры Мишустина. И как ресторатор Аркадий Новиков «отмывал» квартиры, подаренные детям Мишустина к совершеннолетию.

Начнем с дома на Рублевке. Я даже не буду ставить ссылки, об этом активе Мишустина успели написать все. Он самый старый, поэтому информация о нем сохранилась в старых базах еще с реальными именами, а не с шифром «Российская Федерация».

Но лучше же один раз увидеть, правильно? Тем более ни единой фотографии этого места до сих пор сделано не было.

Вот эти 2,6 гектара земли и 6 домов (2745 м2) на них. Это не дача даже, как видите, а целое родовое гнездо.

Единственное «официальное» (да и то не слишком) высказывание Мишустина на тему этой недвижимости было сделано на страницах прикормленной газеты Коммерсант. Под видом колонки «журналиста» Бутрина. Вот оно:

Ну ок. Купил в 2000-м на доходы от Международного компьютерного клуба. Давайте проверять?

Во-первых, ну какие доходы от бизнеса. Мишустин к тому моменту был два года как чиновником ФНС. Когда он бизнесом занимался? По вечерам? А если рассуждать о сбережениях, уверен, у большинства россиян, которые помнят 1998 год, факт наличия у Мишустина хоть каких-либо сбережений не вызовет ничего, кроме скепсиса.

Но даже не это главное. Главное, что он врет. Мишустин в 2000-м году купил только этот участок:

1/5 от площади того, что является его дачей сейчас.

Его поместье состоит из трех отдельно и постепенно приобретаемых частей. Я расскажу о каждой из них подробно, с историей и выписками. Потому что теперь Росреестр все засекретил и нормальных документов в свободном доступе не осталось. Пусть здесь полежат, для истории.

1. Первый участок, который мы с вами уже обсудили, был куплен Мишустиным в 2000-м году. А в 2004-м чиновник переписал его на своих малолетних детей — Алексея и Александра. Одному было 5 лет, другому 4. Сейчас оба сына продолжают владеть этой недвижимостью, но декларировать собственность уже не нужно — дети достигли совершеннолетия.

Однако, если на этом участке ВДРУГ будет замечен сам Мишустин, то дело его худо. Чиновник ни разу не декларировал его «в пользовании». Учитывая, что дети Мишустина учились в Швейцарии и до последнего в времени в России не жили, дача, видимо, пустовала. Но скорее, согласитесь, Мишустин просто грубо нарушал закон.

Незасекреченные выписки на участки и дома мы сложили в специальную папочку.

2. Второй участок. Родительский. Участок 7875 м2 записан сейчас на Луизу Мишустину, мать премьер-министра. Куплен он был ни в каком не в 2000-м году, а на 12 лет позже, в 2012-м. Изначально собственником был отец — Владимир Мишустин, а потом он по наследству достался его жене.

Могли ли пенсионеры, которым тогда было за 70, купить почти гектар земли на Рублевке? Нет. Очевидно, что участок оплатил сам госслужащий Мишустин.

Продавец участка тоже не случайный человек. С 2000-го по 2012-й год участок принадлежал Геннадию Букаеву. Это бывший начальник и близкий друг Мишустина — бывший министр РФ по налогам и сборам. Сейчас Букаев — генеральный директор Роснефтегаза.

Папочка с незасекреченными выписками на эти участки.

3. Ну и третий участок, самый интересный. Сейчас он принадлежит сестре Мишустина Наталие Стениной.

Она объединила его из 10 участков, большую часть из которых получила в 2009 году. Снова никакой не 2000-й год, удивительно! Из 12 тысяч квадратных метров 9 тысяч были подарены ей неким Александром Удодовым. Вместе с участками были подарены дома 741 м2 и 147 м2.

И тут нам надо остановиться и подробно рассказать о дарителе. Ведь персонаж настолько уникальный и специфический, что, по-хорошему, между ним и Мишустиным вообще ничего общего не должно быть. Им в городе одном не очень-то хорошо находиться. Но нет, они дружат. Настолько близко, что Удодов дарит недвижимость стоимостью несколько миллионов долларов родной сестре премьера.

Можете просто сейчас отвлечься от этого текста и самостоятельно загуглить этого Удодова. Это реально какой-то полубандит, который обогатился в начале 2000-х на мошеннических схемах с возвратом НДС. Ровно тогда, когда Мишустин работал там замминстра.

Вот газета Коммерсант, та самая, которая сейчас поет оды консервативному инвестору Мишустину, в 2011 году называла Удодова одним из организаторов воровства двух миллиардов рублей из налоговой. Со ссылкой на следствие рассказывала про обыски у него дома, про то, как он скрывался от следствия. Про связи с Мишустиным тоже открытым текстом пишут:

Вопрос: кажется ли вам подозрительной дружба человека, который ворует на мошеннических налоговых схемах, и главы налоговой службы? Верно. И нам кажется подозрительной. Но Путину, ФСБ, Следственному комитету, прокуратуре и кто там Мишустина проверял перед назначениями — нет. Все нормально.

И их близкая дружба не осталась там где-то в конце 90-х. Нет, Удодов до сегодняшнего дня — ключевой персонаж в истории обогащения премьер-министра и его семьи.

Вот Мишустин и Удодов играют вместе в хоккей.

Ездят вместе на турниры в Швейцарию.

Вот он в 2010-м году на Международном компьютерном фестивале в Сочи, любимом детище Михаила Мишустина, — почетный гость.

Вот он там же в 2014-м.

И это только малая часть их связей, только то, что можно визуализировать фотографиями. Но там много еще. Например, то недолгое время, когда Мишустин работал в бизнесе, Удодов был тут как тут, его управляющим директором.

И сблизились они фактически и юридически настолько сильно, что их активы буквально нужно отделять друг от друга хирургическим скальпелем. Чтобы не перепутать, где премьер-министр и его семья, а где «бизнесмен», которого, кроме как бандитом, назвать нельзя.

Нам надо буквально на секундочку отвлечься от Удодова, к нему вернемся совсем скоро. Ведь мы не закончили с родной сестрой премьер-министра — Наталией Стениной.

Она, если судить по реестру юридических лиц, особенно ничем не занята. Ее работа — быть сестрой человека, у которого много денег, но оформлять он на себя ничего не может, потому что не может объяснить, откуда он взял эти деньги. Она, а не сам Мишустин, — официальный учредитель хоккейного клуба Спортима, за который играет чиновник (и его дружище Удодов).

Она, по документам, учредитель организации, которая восстанавливала храм на Рублевке. Интересно, что награждали орденом Патриаршего храмостроителя не сестру Мишустина, а его самого.

Вы, наверное, обратили внимание, что на двух скриншотах выше вместе с Наталией Стениной учредителем является Удодов. Есть еще и третий фонд — Милосердия, образования и спорта. Он особенно хорош. Там собрались и Удодов с женой, и хозяин Трансмашхолдига Бокарев, и Виталий Качур. Тоже совершенно идеальный человек, чтобы быть связанным с главным налоговиком страны. Это уголовник-контрабандист, отсидевший 5 лет за взятку депутату Вороненкову и прославившийся на всяких налоговых махинациях.

Итак, сестра Мишустина работает его номиналом. И эти услуги, очевидно, хорошо оплачиваются. Наталия Стенина проводит много времени в Швейцарии, где навещает свою дочку и детей Мишустина, которые учились в одной из самых дорогих школ мира недалеко от Лозанны. Обучение в ней стоит больше 100 тысяч долларов в год за человека.

Наталия весело проводит время, путешествует, ездит на дорогих автомобилях с блатными номерами.

А еще у Наталии собственной недвижимости на... 1 миллиард 600 миллионов рублей.

Первые 730 миллионов — это часть рублевской дачи, которую мы уже рассматривали. Но там она не живет. То — дача премьера, а у нее есть собственная.

Это супер-элитный поселок «Агаларов Эстейт». Чего тут только нет — гольф-клуб, вертолетная площадка, пруд с лодками, рестораны, спа, боулинг. Все удобства для жителей-миллионеров. И для сестры нового премьер-министра. В 2014 году она купила тут участок площадью 2500 квадратных метров и дом на нем площадью 925 метров. Такая недвижимость в этом поселке стоит 400 миллионов рублей.

В соцсетях детей можно без труда найти фотографии из этого поселка. И, кстати, если уже рассматривать фотографии, то взгляните на профиль Михаила, сына Наталии Стениной.

Сначала — как профиль выглядит сейчас, а потом — то, как он выглядел пару недель назад. Там было указано место работы — Афора Девелопмент. Это фирма Александра Удодова. И тут подсобил.

Кроме этого замечательного дома, у Наталии Стениной есть квартира в суперэлитном ЖК Найтсбридж парк. 170 м2. 200 миллионов рублей.

О ней пару несколько дней назад рассказала Русская служба Бибиси, но подтвердить эту информацию они смогли только неформально. Потому что опять же — засекречено. Но у нас и эта выписка есть, и мы на 100% уже документально подтверждаем, что это действительно собственность родной сестры премьер-министра Мишустина.

Вычищенный Росреестр бесит особенно сильно. Ну ладно премьер-министр. Данные о его имуществе засекретили по неким государственным соображениям. А сестра-то его почему спрятана? Да потому что само государство таким образом признает правду. Понятное дело, что эта квартира куплена Мишустиным, куплена на коррупционные деньги.

Ну и небольшой бонус. Еще один участок земли на Рублево-Успенском направлении, подаренный сестре премьер-министра СНОВА странным бизнесменом Удодовым. 25 соток. Стоит 30 миллионов. Так, небольшой презент. По меркам других подарков семье Мишустина это просто сувенир. Конечно же, участок тоже уже засекречен. Но не для вас, дорогие зрители. Вы не зря отправляете нам свои пожертвования. ФБК всё записал заранее.

Вы можете посчитать, что мы нашли активов Стениной на 1 миллиард 360 миллионов, а я анонсировал 1 миллиард 600 миллионов. Но я не обсчитался. Просто нам надо из элитных районов Подмосковья переместиться в самый центр Москвы. На Тверской бульвар. К месту, которое долгие годы было известно всем москвичам как ресторан «Недальний Восток».

Сейчас в этом здании идёт ремонт. Открывают новый ресторан и даже писали, что сюда переедет знаменитый бар Симачев.

Вообще всегда считалось, что Недальний Восток принадлежит ресторатору Новикову, кстати, бывшему члену Высшего совета партии Единая Россия, но на самом деле легендарное заведение из середины 2000-х все это время принадлежало Новикову только наполовину. Другие 50 процентов были поделены поровну между нашими знакомыми — мишустинским бизнесменом Удодовым и мишустинской сестрой Наталией Стениной.

Об этом факте писали СМИ, и обнаружить его несложно. Он прямо бросается в глаза, если смотреть ЕГРЮЛ. Но самое интересное здесь — это другое юрлицо, ООО «Гарантия», располагающееся в этом же здании. Оно принадлежат тем же самым людям в тех же самых долях.

ООО «Гарантия» владеет всем этим зданием на Тверском бульваре. 2200 м2. Это очень и очень дорого. Один миллиард рублей. То есть, формально говоря, в семье премьер-министра обнаруживается ещё как минимум 250 миллионов рублей.

Неожиданная и выгодная дружба. Ресторатор Новиков ведёт совместный бизнес с семьей главного налоговика. Получает почетный пост — член общественного совета при Налоговой службе России.

Но дружба Мишустина и Новикова не заканчивается здесь, на Тверском бульваре.

Вот здесь, в Хамовниках, спрятаны еще 400 млн семьи Мишустиных.

Этот жилой комплекс располагается около Фрунзенской набережной, буквально в 300 метрах от Москвы-реки, ну, а на другой стороне Нескучный сад. Речь идет про весь пятый этаж одного из зданий на картинке выше, — как вы думаете, кому это принадлежит? Правильно, Российской Федерации. Вот актуальная выписка на одну из квартир. Все засекречено. Но мы-то получили документы раньше и знаем, что это было куплено для российско-швейцарских детей премьера Мишустина.

Фрагменты незасекреченных выписок. Выписка на квартиру Алексея Мишустина, выписка на квартиру Александра Мишустина

А схема покупки просто восхитительна и выглядит просто классикой коррупции.

Две квартиры по 180 метров. Каждая стоит 180 миллионов рублей.

Обе сначала принадлежали Александру Удодову через его фирму ИСТКОМ. Мишустин, видимо, захотел эти квартиры для своих детей. Но нельзя же, чтобы дети налогового министра получили квартиры от налогового мошенника?

Поэтому 4 мая 2018 года их покупает ресторатор Новиков. И через четыре месяца он продает одну квартиру Алексею Мишустину. А потом ждёт. Ведь если вторую квартиру отдать Александру Мишустину, студенту из Швейцарии, то она должна быть отражена в декларации его папы-министра. Поэтому Новиков выжидает ещё пять месяцев и продает квартиру Александру Мишустину, как только тому исполняется 18 лет.

И папа может говорить: «Да я ничего не знаю. Какие-то квартиры. У меня взрослые дети».

Мы не знаем, по какой цене Новиков передал квартиры детям Мишустина. Предполагаем, что сильно ниже рыночной. Но даже если по рыночной, то ни у Алексея, ни у Александра Мишустина и близко нет денег на их покупку. Им только что исполнилось по 18 лет.

Мишустин как никто другой знает, что с точки зрения любого налоговика это называется «криминальная притворная сделка». Классика коррупции. У министра растут дети? Давайте купим им шикарные квартиры. Министр будет доволен, а тогда и мы будем довольны.

Ну а сейчас Мишустин премьер-министр, и квартиры вообще засекретили. Квартиры? Какие квартиры? Какой Новиков? Какой Удодов? Какая коррупция? Ни о чем подобном нам не известно.

Давайте подведем сначала финансовый итог.

Вот последняя декларация Мишустина. Декларация, поданная для того, чтобы обычные россияне могли зайти на сайт и посмотреть — что за чиновник и что у него есть. Что мы видим?

НИ-ЧЕ-ГО. Ни квадратного метра собственности. Если бы не доходы жены, можно было бы подумать «ох бедный наш премьер, ничегошеньки у него нет, все России отдал».

А что по факту ?

Мега-дача на Рублевке — 1,5 миллиарда руб.

Дом сестры в «Агалоров Эстейт» — 400 миллионов руб.

Квартира сестры в «Найтсбридж парк» — 200 миллионов руб.

Участок на Новой Риге, подаренный Удодовым (для порядка), — 30 млн руб.

Здание на Тверском бульваре 1/4 — 250 млн руб.

Квартиры детей на Фрунзенской — 400 млн руб.

Квартира детей на Трехгорном Валу (выдана Мишустину управделами президента) — 40 млн руб.

Итого 2 миллиарда 820 миллионов рублей. Там есть еще и «старые» квартиры, и гаражи, и что-то еще по мелочи, поэтому смело округляем до 3 миллиардов. У семьи чиновника, который провел 22 года на госслужбе, только недвижимого имущества на 3 миллиарда рублей.

Ну вот вам и ответ на вопрос: чего можно ожидать от нового премьер-министра и что он умеет делать лучше всего.

Помимо того, о чем я рассказал, в этом видео есть же ещё и жена Мишустина, получившая за последние годы официального дохода 800 миллионов рублей. И никто ничего не знает о каком-то ее бизнесе. Откуда эти миллионы берутся? Ну оттуда же, очевидно, откуда квартиры у детей.

20 лет сидит Мишустин на государственной службе. И миллиардер.

И потрясающе, как он сам, и государство, и Путин — конечно, это не может быть без его ведома — прячут от нас его миллиарды. То есть у государства задача не выяснить источник богатства Мишустина, а спрятать это богатство от нас. Потому что они понимают, что источники коррупционные. И нормально к этому относятся.

Подумайте сами, ну какое право они имеют вычеркивать из государственного Росреестра данные уже не только о себе, но и о своих детях, сестрах и родителях? Вам такого никто не позволит. Тем не менее это происходит.

- Владимир Владимирович, выяснилось, что Мишустин вор, и про это напишут все газеты. Что делать будем?

- Ну помогите Мишустину всё спрятать, чтобы газеты не написали.

Вот это и есть в терминологии пропагандиста Соловьева «абсолютно блестящее правительство».

Вашим вкладом в наше расследование станет помощь в его распространении. Люди нашей страны должны знать, что же на самом деле такое правительство путинского прорыва.

Нам очень важна ваша поддержка, особенно сейчас, когда рейды с полным изъятием любого оборудования (от принтеров до телефонов) идут против нас регулярно. Последний был месяц назад. Наш единственный источник существования — ваши переводы.

Если вы поддерживаете то, что мы делаем, то загляните сюда и отправьте нам стоимость трёх чашек кофе в ближайшей кофейне.

 

Управляющий за $33,5 млн. Как Мишустин оказался совладельцем бизнеса UFG

 

Назначение Михаила Мишустина премьер-министром привлекло внимание к его доходам. В частности, руководитель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный опубликовал расследование, в котором утверждалось, что семья нового премьера владеет недвижимостью стоимостью около 2,8 млрд руб. «Коммерсантъ» объяснял происхождение доходов Мишустина тем, что он вложил доходы от своих заработков в бизнесе в долгосрочные депозиты. Позднее РБК опубликовал официальный ответ компании UFG, в котором управляющий партнер компании Полина Герасименко рассказала, что Мишустин заработал $33,5 млн благодаря участию в бизнесе UFG, где он в 2008–2010 гг. был одним из партнеров. «Ведомости» попытались разобраться, что из себя представляла UFG, когда в компании работал Мишустин, и как он мог заработать такие деньги в инвестиционном бизнесе.

Чем занималась UFG перед приходом Мишустина

В UFG Мишустин пришел в 2008 г. с должности руководителя Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами. В компанию его привел знакомый по совместной работе еще в начале 90-х гг. в «Международном компьютерном клубе» Борис Федоров. Когда Федоров в 1998 г. возглавлял Государственную налоговую службу, Мишустин был его помощником по информационным системам контроля за поступлением налогов.

Когда Мишустин стал одним из партнеров в UFG Assets Management, компания фактически заново выстраивала бизнес. За два года до этого Deutsche Bank приобрел у Федорова и его партнеров 60% инвестиционно-банковского бизнеса Объединенной финансовой группы (40% были проданы в 2003 г.). Партнеры – Федоров, Чарльз Райан и Флориан Феннер – оставили себе управляющую компанию UFG Asset Management. Сумма сделки не называлась, но знакомые с ее участниками люди рассказывали тогда «Ведомостям», что банк выкупил 60% «ОФГ-инвеста» исходя из общей оценки компании в $700 млн.

Партнеры начали создавать фонды – прямых инвестиций, недвижимости, хедж-фонды. Первым был UFG Private Equity Fund, а в июле 2007 г. UFG сообщала, что завершила формирование фонда, ориентированного на иностранных инвесторов, для вложений в российскую недвижимость (его размер – $150 млн). Собеседник «Ведомостей», близкий к UFG, рассказывает, что в первые фонды вкладывались в основном сами партнеры, другие менеджеры компании и те, кто раньше работал с UFG, – на их долю приходилось около 70% капитала. «Мы не бегали по миру за инвесторами. Вложились друзья и клиенты ОФГ», – рассказывал Федоров в интервью «Ведомостям». Сам Федоров, например, был главным инвестором UFG Private Equity (он с партнерами собирался вложить в него 80% из планируемых $250 млн), писал Forbes в 2006 г. А Райан в интервью «Ведомостям» рассказывал, что его личные деньги есть во всех фондах UFG.

Чем занимался Мишустин в UFG

За инвесторами все же пришлось побегать. Федоров пригласил в компанию Мишустина как раз для того, чтобы тот занимался привлечением сторонних инвесторов, рассказывает человек, близкий к UFG. В каких-либо сделках, связанных с инвестициями фондов UFG, Мишустин не участвовал, вспоминает знакомый топ-менеджеров UFG.

Став в мае 2008 г. одним из управляющих партнеров UFG, Мишустин получил 25%-ную долю в существовавших на тот момент фондах и право на такую же долю во всех новых фондах, сообщала Полина Герасименко РБК. На самом деле Мишустин получил доли не в самих фондах, а в управляющих компаниях этих фондов, уточняют собеседники «Ведомостей», близкие к UFG и окружению самого премьера: речь идет именно об управляющих компаниях фондов прямых инвестиций, сельского хозяйства и недвижимости, а также ликвидных и венчурных фондов, но не о самих фондах.

Свои доли Мишустин получил от других партнеров: большую их часть ему передал Борис Федоров, рассказывают собеседники «Ведомостей», Райан и Феннер также поделились небольшими частями своих долей. Федоров считал, что мотивировать всех партнеров нужно в равной степени, поэтому и поделился долей с Мишустиным, рассказывает близкий к UFG человек. Кроме того, Райан и Феннер планировали постепенно остаться только в инвестиционных комитетах, а все управление передать Мишустину и Федорову. «Мы с Борисом думали, что компания будет под его контролем, а я буду его партнером, буду работать из Америки и иногда приезжать», – рассказывал Райан «Ведомостям». Партнеры не раскрывали размеров своих долей в UFG, но Райан говорил «Ведомостям», что контроль в компании принадлежал ему и Федорову. После скоропостижной смерти Бориса Федорова в ноябре 2008 г. его доли перешли к наследникам. Часть их долей UFG впоследствии выкупила, а от остального они получают пассивный доход, говорит человек, близкий к UFG.

На запрос «Ведомостей» о передаче долей Мишустину Райан не ответил. Связаться с Феннером и наследниками Федорова «Ведомостям» не удалось. Пресс-секретарь Мишустина отказался от комментариев. Опрошенные «Ведомостями» управляющие инвесторы, которые в 2008–2010 гг. работали в том числе с UFG, не знают про долю Мишустина в бизнесе компании или отказались это комментировать.

Один из собеседников «Ведомостей» утверждает, что за два года работы Мишустина UFG увеличила активы под управлением на $630 млн. На начало 2010 г. у всей группы UFG под управлением было около $1,4 млрд, рассказывал Райан в интервью «Ведомостям». Правда, «Ведомостям» не удалось разыскать людей, которые смогли бы рассказать, какую роль лично Мишустин играл в привлечении инвесторов.

Почему UFG платила Мишустину после его ухода

В 2010 г. Мишустин вернулся на госслужбу: он стал руководителем Федеральной налоговой службы. Тогда же была сформирована цена выкупа его долей, утверждают собеседники «Ведомостей». Доли оценивались разными методами. По отдельным активам была договоренность выплачивать стоимость долей в течение шести лет. Там, где оценить долю было слишком сложно, проводилась независимая оценка. А затем, по мере того как фонды зарабатывали комиссию за успех, партнеры из этих средств платили суммы выкупа, объясняла РБК Герасименко.

Как первые лица государства отвечали на подозрения о сомнительных доходах

Президент России Владимир Путин о материалах панамского досье: «В документах конкретно никого не обвиняют, а просто наводят тень на плетень. Кто-то там из числа моих друзей занимается каким-то бизнесом, вопрос – не попадают ли деньги из этих офшоров каким-то чиновникам, в том числе и президенту».

Премьер-министр (май 2012 – январь 2020) Дмитрий Медведев о расследовании Алексея Навального: «Делается все по принципу компота. Берут всякую разную муть, чушь всякую собирают <...> какие-то бумажки, фотографии, одежду ­­­­– и потом создают вот такой продукт и предъявляют его».

Первый вице-премьер (май 2008 – май 2018) Игорь Шувалов на вопрос, заданный во время встречи со студентами архангельских вузов: «У меня нет абсолютно никакого имущества незадекларированного. <...> Вот там недавно про моего товарища одного был фильм. Он, например, по решению суда изъят. И я считаю это правильным, потому что люди потеряют по большому счету уже ориентиры, границы, в пределах которых можно допускать себе критику или даже какую-то оппозиционную работу».

Деньги за свои доли в UFG Мишустин получал в течение нескольких лет. Активы, связанные с UFG, он изначально хранил в созданном им в 2008 г. трасте, писала Герасименко РБК. В 2010 г. он переоформил траст на супругу Владлену. В 2010–2013 гг. Владлена Мишустина получала доходы от траста UFG, писал РБК со ссылкой на Герасименко. «Ведомости» ознакомились с декларацией Михаила Мишустина на сайте ФНС, которую он подавал как руководитель службы. Задекларированный доход его супруги составлял 17 млн руб. в 2010 г., 60,8 млн руб. – в 2011, 73,4 млн руб. – в 2012. В 2013 г. ее доход резко вырос до 149,4 млн руб. Исходя из среднегодового курса доллара к рублю за каждый их этих лет, общая сумма задекларированного дохода составляет примерно $11 млн ($11,55 млн, по данным Герасименко).

В 2013 г. Владлена Мишустина переоформила траст на мать и сестру мужа. Это произошло потому, что вступившие в силу поправки к закону о госслужбе запретили участвовать в управлении коммерческими компаниями не только чиновникам, но и их супругам.

За 2013–2015 гг. мать Мишустина получила от траста $11,9 млн, а сестра – $10,1 млн, утверждалось в письме Герасименко РБК.

Таким образом, все бенефициары траста с активами, связанными с UFG, заработали примерно $33 млн.

Основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group Андрей Мовчан (он в разное время возглавлял управляющие компании «Тройки диалог», «Ренессанс капитала» и собственную УК «Третий Рим») считает, что такая схема выкупа доли Мишустина выглядит логичной: бизнес по управлению активами неликвидный, и естественно, что компания не могла расплатиться со своим партнером сразу после его ухода. Если за время работы Мишустина в UFG компания привлекла в управление более $600 млн и если за это время в результате инвестирования сумма хотя бы удвоилась, доля Мишустина вполне могла стоить $33 млн, считает Мовчан. Другие управляющие не захотели комментировать адекватность дохода Мишустина.

Во что инвестировала UFG при Мишустине

Вот что рассказывал партнер компании Чарльз Райан об инвестициях одного из фондов UFG в интервью «Ведомостям» в апреле 2010 г.:

Пока мы проинвестировали $100 млн. Заключили четыре сделки. Мы купили долю в компании «Яндекс»… Мы инвестировали в «Яндекс» $25 млн, купив очень небольшую долю в компании. Потом, в декабре 2009 г., мы купили компанию Rising Star Media, которая управляет сетью кинотеатров «Киностар». Это была очень удачная сделка. Лучше быть счастливым, чем умным: кто же знал, что «Аватар» станет такой сенсацией в кинопрокате, и, как оказалось, мы выбрали очень хорошее время для покупки компании…Третья сделка фонда – это новая компания «Русские башни», которая будет заниматься строительством телекоммуникационных башен и сдавать в аренду место на башнях для сотовых операторов. И последняя на сегодняшний день сделка – это доля в компании «Энфорта». Это региональный телекоммуникационный оператор – в основном для корпоративных клиентов в сфере среднего бизнеса в регионах Российской Федерации.

Как должен был поступить Мишустин

«Это набор допущений, которые все равно невозможно проверить, – скептичен заместитель гендиректора «Трансперенси интернешнл – Россия» Илья Шуманов. – UFG не раскрывает отчетность фондов, Федоров умер, документальных подтверждений передачи его доли Мишустину [в открытом доступе] нет». Шуманов считает, что на должности руководителя Федеральной налоговой службы у Мишустина мог быть конфликт интересов: UFG расплачивалась за его долю в бизнесе несколько лет в то время, когда он возглавлял фискальный орган, контролирующий в том числе этот бизнес. «Мишустин должен был создать слепой траст, куда передал бы активы, связанные с UFG, или декларировать доход от них, даже пока траст был у супруги и родственников», – считает он. Партнер TA Legal Consulting Иван Тертычный возражает: в России законодательство не позволяет создавать слепые трасты, единственная альтернатива – это закрытый паевой фонд.

«По логике «Трансперенси» люди из бизнеса из-за возможного конфликта интересов вообще не имеют права переходить на госслужбу», – считает человек, близкий к окружению Мишустина. Он настаивает, что закон не был нарушен, так как доходы траста декларировались, а при приходе на госслужбу Мишустин проинформировал руководство о наличии у его семьи траста и доходов от прежнего бизнеса. Кого информировал Мишустин и в какой форме, собеседник «Ведомостей» не уточнил.

Чтобы избежать подобных претензий, закон о противодействии коррупции предоставляет возможность сообщить о возможном конфликте интересов (достаточно просто сделать такое заявление), говорит партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Виктория Бурковская. В целом Мишустин выполнил все правила, считают три сотрудника крупных международных компаний, которые работают с политически значимыми лицами: он передал свои активы семье, не скрывал связь с UFG, будучи чиновником.

«Трансперенси интернешнл» этого недостаточно. «Единственная возможность, чтобы к Мишустину не было никаких претензий, – отказаться от предложения возглавить ФНС, пока он не получит все деньги за свою долю в компании», – категоричен Шуманов.

 

«Передал мешок "Боско. Здесь $200 тысяч»

 

Незадолго до своего ареста «серый кардинал» СКР Михаил Максименко встречался и о чем-то очень долго говорил с нынешним премьером, а тогда главой ФНС Михаилом Мишустиным. Внизу его ждали коллеги и решальщик Дмитрий Смычковский, который ранее передал сотрудникам СКР взятку в 1 млн долл. В ходе расследования было установлено, что Смычковский был знаком и с Мишустиным и общался с ним. Беседа Максименко и Мишустина была столь напряженная, что вместо запланированный 10 минут затянулась на несколько часов. Из-за этого Максименко с коллегами не поехали на день рождения генерала Александра Дрыманова.

Все это стало известно следствию из показаний замначальника ГСУ СК по Москве Денис Никандров, которые продолжаем публиковать.

«На следующей неделе на очередном совещании с отделом Денисова А.А. последний сам озвучил предложение разделить дела Буданцева, с одной стороны, и Кочуйкова и Романова, с другой. Пахомов А.В., присутствующий на этих совещаниях, мнение Денисова М.Е. поддержал. Денисов М.Е. хотел дело в отношении Буданцева А.В. оставить у себя в отделе, а второе дело куда-нибудь "сбросить".

Учитывая просьбы Максименко М.И. и Дрыманова А.А., свидетель решил воспользоваться ситуацией и вынес этот вопрос на следующее совещание в следующий вторник, но с участием следователя.

Никандров Д.В. сразу же об этом доложил Дрыманову А.А. и Максименко М.И. Команда от обоих была однозначной: поддержать Денисова М.Е. и уголовное дело в отношении Кочуйкова и Романова передать по территориальности в СУ по ЦАО. Свидетель решил поддержать данную позицию, так как, во-первых, это не противоречило УПК РФ, а во-вторых, это было указание от лиц, от которых он находился в служебной зависимости. В третьих, он считал, что таким образом избавится от проблемного дела, по которому на него оказывали давление его руководители.

Таким образом, он поддержал Денисова М.Е., согласовал разделение дел и 21 апреля 2016 года подписал постановление об изъятии и передаче уголовного дела в отношении Кочуйкова и Романова в СУ по ЦАО. Дело в отношении Буданцева осталось в отделе у Денисова.

В конце апреля 2016 года Крамаренко А.Н. пришел в кабинет свидетеля и принес докладную записку по делу в отношении Кочуйкова и Романова, в которой предлагалось переквалифицировать их действия на статью 330 УК РФ, а меру пресечения изменить на подписку о невыезде, при условии признания ими своей вины. Также последний заверил свидетеля, что вопрос о признании вины и скорейшего подписания протокола ознакомления с материалами уголовного дела им согласован с защитниками.

Свидетель предложил Крамаренко А.И. самому пойти к Дрыманову А.А. и доложить позицию по делу, однако тот попросил это сделать его (Никандрова Д.В.), так как в приемной у Дрыманова А.А. большая очередь из посетителей, а Никандров Д.В. мог зайти, минуя очередь. Свидетель пошел с докладной запиской Крамаренко А.И. к Дрыманову А.А., полагая, что он отпишет ее для исполнения и контроля другому своему заместителю - Стрижову А.А., курировавшему расследование общеуголовных преступлений, находящихся в производстве территориальных подразделений.

Дрыманов А.А. после изучения докладной записки в категоричной форме поручил свидетелю провести совещание по делу. На его попытки возразить и предложить для этого кандидатуру Стрижова, который должен курировать эту категорию дел, Дрыманов А.А. заявил, что Стрижов только назначен, дела не знает. Дрыманов А.А. также дал свидетелю указание поручить организацию совещания Пахомову, который является сторонником переквалификации, а ему самому (то есть Никандрову Д.В.) не мешать Крамаренко А.И., так как, со слов Дрыманова А.А., в силу того, что это решение будет исходить от Крамаренко А.И., вся ответственность будет лежать на нем самом.

Дрыманов А.А. первоначально хотел расписать докладную записку свидетелю, взял ручку, а потом спросил его: "Может ты сам отпишешь?". Согласно инструкции о документообороте ГСУ СК России по г. Москве, документы, адресованные на имя Дрыманова А.А., за исключением подписанных руководителями государственных органов и руководителями подразделений центрального аппарата СК России, могли также расписывать заместители руководителя ГСУ. Свидетель вернулся к себе в кабинет, в это время в приемной его кабинета Крамаренко и Пахомов обсуждали возможность переквалификации, Крамаренко аргументировал, что он этот вопрос согласовал с прокуратурой ЦАО, адвокатами Кочуйкова и Романова, которые обещали организовать признание вины их клиентами, быстрое подписание протокола ознакомления с делом.

Никандров Д.В. поручил Пахомову подготовить совещание по данному вопросу, попросив его лично посмотреть судебную практику по вопросу разграничения квалификации по статье УК РФ о хулиганстве от самоуправства с применением насилия.

В конце апреля 2016 года в кабинет свидетеля в сопровождении Гусева С.Н. пришел Ламонов А.Н. На момент их прихода в кабинете находился начальник УСБ ГУ МВД России по г. Москве по фамилии Кузнецов», - говорится в показаниях Дениса Никандрова, протокол которых есть в распоряжении редакции.

«Ламонов А.Н. поинтересовался у свидетеля ситуацией по делу в отношении Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А., на что тот ответил, что дело передано для дальнейшего расследования в СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве и, по мнению руководства данного подразделения, действия обвиняемых необходимо переквалифицировать на ст. 330 УК РФ (самоуправство). Также добавил, что он назначил соответствующее совещание, а руководитель СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве просил поддержать эту инициативу.

Интерес Ламонова А.Н. к делу свидетель воспринимал как выполнение им указаний Максименко М.И. в рамках договоренности последнего со Смычковским Д.Э. Об иных лицах, заинтересованных в переквалификации обвинения Кочуйкову А.Н. и Романову Э.А., помимо Смычковского Д.Э., свидетелю не было известно.

Совещание по рассмотрению вышеуказанной докладной записки было проведено в служебном кабинете Никандрова Д.В. 04 мая 2016 года. До его начала свидетель напомнил Дрыманову А.А. о том, что указанное совещание запланировано, на что тот ответил: "Все, хорошо. Действуй, как я ранее говорил".

В указанном совещании помимо Никандрова Д.В., Крамаренко А.И. и Пахомова А.В. приняли участие следователь СУ по ЦАО ГСУ СК России Бычков А.Н., заместитель руководителя СУ по ЦАО ГСУ СК России Хурцилава А.А. и инспектор отдела процессуального контроля Тер-Аствацатуров И.С. На совещании либо Крамаренко А.И., либо Хурцилава А.А. озвучил содержимое докладной записки Крамаренко А.И., а именно, что в действиях Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 330 УК РФ, в связи с чем предъявленное им обвинение необходимо переквалифицировать. Кроме того, Крамаренко А.И. заявил, что обвиняемые в случае переквалификации намерены признать вину, после чего можно будет рассмотреть вопрос об изменении им меры пресечения на не связанную с лишением свободы. Все участники совещания высказались о законности переквалификации действий Кочуйкова и Романова на ст. 330 УК РФ. Пахомов принес аналогичную практику Мосгорсуда.

Относительно изменения меры пресечения Кочуйкову и Романову свидетель высказался, как о преждевременном решении, однако заметил, что к этому вопросу можно будет вернуться по результатам предъявления Кочуйкову А.Н. и Романову Э.А. нового обвинения. Крамаренко утверждал, что в срок до 14 июня 2016 года расследование дела будет закончено и направлено в прокуратуру с обвинительным заключением. Об этом имеется отметка в протоколе совещания.

О результатах совещания свидетель сразу же доложил Дрыманову А.А. в его кабинете.

Также результатами данного совещания поинтересовался Гусев С.Н., ссылаясь на поступившее ему указание Ламонова А.Н. и Максименко М.И. Гусеву С.Н. свидетель сообщил, что совещание с Крамаренко А.И. проведено и переквалификация обвинения Кочуйкову и Романову на самоуправство согласована.

4 мая 2016 года у Гусева С.Н. был день рождения. Он отмечал его либо в тот же день, либо 10 мая 2016 года (точную дату свидетель не запомнил) в ресторане "Тифлис" на ул. Остоженка в г. Москве. Среди приглашенных были Дрыманов А.А. и Ламонов А.Н. Как свидетель понял со слов Гусева С.Н., о результатах совещания по вопросу переквалификации обвинения Кочуйкову и Романову он доложил Ламонову А.Н. непосредственно в ходе застолья.

5 и 6 мая 2016 года Дрыманов А.А. на работе не появлялся, Максименко М.И. также находился за пределами Москвы. По этой причине свидетель ни с кем из них по поводу уголовного дела Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. не общался.

Дальнейшие обстоятельства, о которых свидетель сообщил следствию, произошли либо в течение недели после майских праздников, то есть с 10 по 13 мая 2016 года, либо с 16 по 20 мая 2016 года (более точно время не помнит).

В начале недели, когда он находился в кабинете Дрыманова А.А., тот вышел из-за стола, подошел к свидетелю и шепотом сообщил, что встречался со Смычковским Д.Э., которого, как он выразился, "терзает" Крамаренко А.И., требуя деньги. Он (Дрыманов А.А.) согласовал Смычковскому Д.Э. передачу напрямую Крамаренко А.И. 200 тысяч долларов США из 1 миллиона долларов, выделенных Смычковским Д.Э. на решение вопроса о переквалификации обвинения Кочуйкову А.Н. и Романову Э.А. на самоуправство и изменении им меры пресечения. Далее Дрыманов А.А. поинтересовался, все ли идет по плану. Он ответил, что теперь все зависит от Крамаренко А.И. После этого Дрыманов А.А. сказал, что "оставшиеся деньги заберем чуть позже".

На следующий день, либо через день, Дрыманов А.А. опять вызвал свидетеля к себе. При его появлении сообщил, что он еще раз встретился со Смычковским Д.Э. и тот довел до его сведения, что передал 200 тысяч долларов США Крамаренко А.И., но после того как он (Смычковский Д.Э.) поехал забирать остальные деньги из места, где они у него хранились (не уточняя, где именно), выяснилось, что там осталось всего 400 тысяч долларов США. По мнению Смычковского Д.Э. другие 400 тысяч долларов США мог забрать только кто-то из "безопасников". В данном случае, как понял свидетель, он имел в виду кого-то из управления, возглавляемого Максименко М.И. После этого, по словам Дрыманова А.А., Смычковский Д.Э. поехал к Максименко М.И., чтобы выяснить судьбу этих 400 тысяч долларов США.

В этот же день (либо на следующий), когда в промежуток с 15 до 17 часов он (Никандров Д.В.) находился в служебном кабинете Дрыманова А.А., последнему позвонил Максименко М.И. Об этом свидетель понял, поскольку Дрыманов А.А. обращался к собеседнику "Миша", а после окончания разговора он сказал, что говорил с Максименко М.И. Исходя из услышанного разговора было понятно, что они договорились срочно встретиться где-то в районе набережной Москвы-реки. Потом Дрыманов А.А. сказал, что поехал встречаться с Максименко М.И. и попросил дождаться его возвращения.

Вернувшись примерно через час, Дрыманов А.А. вызвал его (Никандрова Д.В.) и также шепотом сообщил, что все выяснилось: недостающие 400 тысяч долларов США забрал Максименко М.И. Он с ним встретился и "забрал нашу долю". Он опять попросил свидетеля никуда не уходить и пообещал попозже вечером отдать причитающуюся ему долю.

По окончании рабочего дня, приблизительно после 19 часов, собираясь домой, он зашел в кабинет Дрыманова А.А., который пригласил его пройти в комнату отдыха. На диване в комнате отдыха стоял темный полимерный пакет, заполненный доверху пачками долларов США. Дрыманов А.А. взял в руки мешок с затягивающимся верхом с логотипом фирмы "Боско" и стал в него перекладывать пачки долларов. Начав этот процесс, Дрыманов А.А. попросил его выйти в кабинет с тем, чтобы предотвратить проход в комнату отдыха "непрошенных гостей", которые могли помешать. По прошествии нескольких минут Дрыманов А.А. вышел из комнаты отдыха и передал ему мешок "Боско", наполненный денежными купюрами, и прошептал: "Здесь 200 тысяч". Исходя из того, что свидетель видел в комнате отдыха доллары США, он понял, что в мешке 200 тысяч долларов США. Он поинтересовался у Дрыманова А.А., кто еще в доле. Он ответил, что Крамаренко А.И. уже получил, а оставшиеся деньги поделены между свидетелем, Максименко М.И., Смычковским Д.Э. и ним (Дрымановым А.А.). Свидетель поинтересовался по поводу Ламонова А.Н., так как, по его (Никандрова Д.В.) мнению, основанному на интересе Ламонова А.Н. к расследованию дела в отношении Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А., он также рассчитывал на материальное вознаграждение. На это Дрыманов А.А. ответил, что Максименко М.И. про Ламонова А.Н. ничего не говорил и если свидетелю этот вопрос интересен, то может его задать непосредственно Максименко М.И.

Приехав домой, он пересчитал количество пачек долларов США и убедился что их ровно 20 штук. Каждая пачка была перетянута посередине резинками желтого, красного и зеленого цветов.

Спустя неделю после передачи Дрымановым А.А. 200 тысяч долларов США, свидетель ездил к Максименко М.И. на работу и в ходе состоявшейся беседы поинтересовался, почему он и Дрыманов А.А. не предусмотрели участие Ламонова А.Н. в распределении денежных средств, так как по сложившемуся впечатлению Ламонов А.Н. рассчитывал на получение какой-либо выплаты, принимал участие в передаче информации по делу.

Максименко М.И. порекомендовал не переживать за Ламонова А.Н., так как, дословно, - "он и его ребята получили пятьсот штук". Тогда свидетель понял, что кроме Смычковского Д.Э. существовал еще один взяткодатель, с которым контактировал Ламонов А.Н. и о существовании которого он до этого момента не предполагал.

На следующий день он рассказал о состоявшемся между ним и Максименко М.И. разговоре Дрыманову А.А., который остро отреагировал на существование второго взяткодателя: он возмутился и назвал Ламонова А.Н. мошенником.

16 мая 2016 года после предъявления Кочуйкову А.Н. и Романову Э.А. обвинения по ст. 330 УК РФ Крамаренко А.И. позвонил свидетелю и сообщил о непризнании ими своей вины. На вопрос, а как же его обещания и уверения, Крамаренко А.Н. ответил, что его обманули адвокаты. При этом свидетель дал указание Крамаренко А.Н. закончить расследование уголовного дела до 14 июня 2016 года и меру пресечения обвиняемым не менять. На это Крамаренко А.Н. заметил, что по достижении предельного срока содержания обвиняемых под стражей он все равно их отпустит.

Услышанное от Крамаренко А.И. он практически сразу же доложил Дрыманову А.А., который заметил, что это проблемы Крамаренко А.А., но тем не менее поручил сообщить об этой новости Максименко М.И.

На следующий день, 17 мая 2016 года, вечером, возле ресторана в районе Покровского бульвара Никандров Д.В. встретился с Максименко М.И. и в ходе разговора поставил его в известность о том, что Кочуйков А.Н. с Романовым Э.А. вину не признают, поэтому меру пресечения изменять в настоящее время им никто не будет. А Крамаренко А.И. хочет выпустить обвиняемых по истечении предельного срока их содержания под стражей. На это Максименко М.И. ответил, что он поговорит со Смычковским Д.Э. и заставит Кочуйкова и Романова признать вину, и если Крамаренко А.И. "накосячил", то пускай несет ответственность, тем более, что он (Крамаренко А.И.) свои деньги уже получил. Со слов Максименко М.И., ни к Никандрову Д.В., ни к Дрыманову А.А., ни тем более к нему самому никаких претензий быть не может. Слова Максименко М.И. свидетеля успокоили, он посчитал, что его функции контроля по данному уголовному делу закончены.

07 июня 2016 года у Дрыманова А.А. был день рождения. Он в то время был в отпуске, и свидетель, как первый заместитель руководителя ГСУ СК России по г. Москве, исполнял его обязанности. Дрыманов А.А. находился на своей даче в Тульской области. В указанный день свидетель, Гусев С.Н., Стрижов А.А. и Максименко М.И. планировали ехать его (Дрыманова А.А.) поздравлять. Однако к 16 часам его (Никандрова Д.В.) вызвали к Председателю СК России для участия в мероприятиях по поводу заключения договора о сотрудничестве между СК России и Малым театром.

Гусев С.Н. и Стрижов А.А. уехали самостоятельно, а свидетель созвонился с Максименко М.И., который также не смог поехать к Дрыманову А.А., и тот предложил поехать вместе с ним вечером. Для этого он (Никандров Д.В.) должен был приехать к нему на работу после завершения приема. Примерно в 19-20 часов, освободившись, он пришел к Максименко в его кабинет, где уже находился Смычковский Д.Э., который также выразил намерение ехать с ними. Они втроем поехали на одной машине.

По дороге Максименко М.И. позвонил руководитель ФНС России Мишустин М.В., после разговора с которым Максименко М.И. сказал, что им нужно встретиться. Встреча, по словам Максименко М.И., займет не более 5 минут, после чего они поедут к Дрыманову А.А. Они поехали к зданию ФНС России в районе ул. Неглинная. Однако Максименко М.И. пробыл у Мишустина М.В. около двух часов. Все это время они со Смычковским Д.Э ждали Максименко М.И. сначала на улице, затем в одном из кафе, расположенном в здании ЦУМа.

Это было первое личное общение свидетеля со Смычковским Д.Э. В процессе общения они затрагивали только общие темы.

По возвращении Максименко М.И., они решили в связи с поздним временем, что ехать к Дрыманову А.А. уже нет смысла».

Источник:  http://fib.name

Другие материалы в этой категории: Чего же хотел Аблязов? Он хотел невинной крови »

ГЛАВКОР - сайт о политике в стране и мире

У каждого человека есть очень ценный ресурс. У каждого из нас ежедневно одинаковое количество этого ресурса, но далеко не все одинаково эффективно распоряжается им. Имя этому ресурсу - Время.

Основная задача каждого человека, желающего добиться успеха - правильно распорядиться своим временем.

Ныне каждый человек, а особенно, человек деловой, пользуется интернетом для решения своих задач: начиная от бытовых и заканчивая карьерных.

Сейчас в сети существует множество сайтов. Можно потратить очень много времени на поиск решения различных жизненных задач на разных сайтах. А можно найти один, универсальный сайт, который будет полезен всегда, в любой ситуации.

Хотим представить Вам сайт, с которым вы не разлучитесь никогда.

Итак, внимание, это Главкор!

На сайте Главкор вы увидите удивительную информацию, для себя а также людей которые Вас окружают.

На ГЛАВКОРЕ размещено много всего интересного, именно для Вас!!!

У Главкора качественный, интересный и уникальный контент сайта, любой сложности от рерайта новостей до уникальных тематических текстов, предварительно все материалы проходят редакторскую правку и корректировку.

Пользователи вашего сайта смогут быстро найти интересующую их информацию, пользуясь понятной и удобной структурой сайта.

Наш сайт имеет такие разделы как: новости, политика, общество, наука, культура, спорт, экономика, авторские статьи, фото и видео, и отдел рекламы. Вы когда будете смотреть фото и видео с нашего сайта Главкор, у Вас будет впечатление что Вы находились рядом во время съемок фотографий или смонтированного видео.

С вами всегда ровно 7 дней в неделю, ровно 24 часа в сутки, будут новости нашего сайта.

Онлайн репортажи, с места событий, комментарии экспертов. Мы выбираем только самые важные и самые интересные новости. Хотим обратить Ваше внимание: мы печатаем только правдивые и проверенный новости, чем выгодно отличаемся от иных ресурсов. Мы честны.

Мы следим за своей репутацией и дорожим Вашим мнение о нас.

До новых и очень приятных встреч.

Мы раскроем мир для Вас, а Вас - миру!